В гости к отшельнику


Про отшельника впервые услышал несколько лет тому назад при самых обычных обстоятельствах: мы сидели зимним вечером в жарко натопленом деревенском доме, пили чай с вареньями да печеньями и мило беседовали про разного сорта чертовщину, коей так богата Новгородская область. В частности, хорошо помню, обсуждалась статья из газеты с названием то ли «Новгородские ведомости», то ли «Новгородская правда». Номер года эдак от 2000.

Заметка была такая, не лишённая суровой газетной художественности. Про быт и эмоциональные переживания группы начинающих радикально чОрных следопытов, отправившихся на пикник с девками и водкой. На пикнике, в часы уединения, отдыхавшие случайно встретили марширующих по тропинке немцев в рогатых касках, с засученными до локтей рукавами кителей и при обязательных автоматах. Ну а потом и внезапно подвернувшийся старый партизан из местных подтвердил, мол, да, бывает тут такое, не креститесь. Ходят, мерзавцы, хохочут по-немецки. Ну и так далее. Целая газетная полоса.

Был я тогда сильно увлечён сбором и анализом информации про потусторонние явления в жизни «копарей» и сочувствующих. Со временем накопил немалый багаж цветистых историй. Перескажу как-нибудь, среди них есть достойные: абсолютно безалкогольные, например. Найдётся даже одна такая, где удалось принять участие и до сих пор не найти никакого объяснения увиденному.

Так вот, среди жемчужин современного устного народного творчества про хохочущих призраков, про нападения на мирно ужинающих у костра, про исчезновение в ворОнках граждан с металлодетекторами, про сдвоенные стуки в подошвы ботинок, про мгновенно образующиеся смерчи и про счастливые лопаты всплыло краешком и упоминание про странного отшельника и мощный урожай женьшеня. Я заинтересовался.


Не поленился, выяснил без нажима и хитростей у разных людей: что же про «лешего» на Руси бают? Разное, оказалось, бают. Мол, от следствия скрывается, советская власть его преследует до сих пор, женьшень выращивает и на Селигере продаёт (за что имеет золото и благодарность от мужиков), сам живёт в барсучьем городке, что в кряжу, прямо в норе, не озорует, прошлым летом опять вырастил виноград и продал деревенским примерно вёдер 25, получает пенсию, раньше платил властям за право называться фермером, но полей не возделывал.

На люди выходит раз в месяц, долго жил в тайге дальневосточной, гостей не любит, держит кошек, женщин не чурается. Может нарассказывать семь вёрст до небес, да всё лесом. Терминами всякими непонятными бросается. Бородат. Зовут, вроде как Виктором. Лет около 60 ему. Из всего перечисленного принял во внимание только повторяющиеся показания про благонадёжность: раз уж местные жители за пришлым странным чужаком признали, что не крадёт и не бузит — значит и верно не был в таком замечен. Хороший знак. А самое главное, говорят, НЕ БУХАЕТ чужак-то! Вот это действительно странно. Надо всё проверить.

Перед походом в гости забежал в магазин, за гостинцами. Хлеб, тушёнка, сало, колбаса, рыбные и овощные консервы, конфеты, чай. И «маленькую» ещё захватил. На всякий случай. Бухает или не бухает, а водка на Руси всё равно в ходу, желательно при себе таки иметь. До лесной «избушки» добирались сначала на УАЗике. По асфальту, по просёлку, через намороженный через реку Полу мост и уже в конце — пробитой в снежной целине лесной дорогой.

По пути попали в пробку. Старый ДТ-75 с ещё округлой автомобильной кабиной застревал через каждые сто метров, собрав за собой очередь из лесовозов. Наконец этот конструктор на базе самого массового советского трактора (разбавленный запчастями от сбитых «мессершмиттов» и усиленный подозрительным крепежом из деревянных палок) взобрался на крутой берег, где и испустил свой дизельный дух. От трактора повиляли ещё немного по заснеженной дорожке, оставили автомобиль на краю леса и ещё метров 300 прошли по очень глубокому снегу на лыжах.

В гости к отшельнику


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *